Новости РОС

Новости РОС    


Дискуссия о социологии

Ю.Л.Качанов «Математическая социология: факультет ненужных вещей»
 

Глупцы! Судьба своих даров,
Заслуг не видя, не истратит!
Имей вы камень мудрецов -
Для камня мудреца не хватит.
И.В.Гете

Основа успеха большинства российских теоретиков от социальной науки - много читать, не испытывать недостатка в «понятиях» и держаться подальше от эксперимента. В свою очередь, залог благоденствия тех, кто посвятил себя математизации социальной науки, - ни в коем случае не верифицировать свои конструкции, не поверять гармонию экспериментальных данных алгеброй математических построений. Самый ликвидный актив как преуспевающего теоретика и спортсмена, так и процветающего «математика-методолога» - учебники, обзоры «передового зарубежного опыта», изыскания из истории дисциплины, извлечения из иноязычных текстов.

Вдумчивый читатель спросит: «А как же социологические факты? Математические модели и социологические теории объясняют факты, получаемые в социологических экспериментах!» - и промахнется: в нашем сообществе мало кто из «математиков-методологов» всерьез работает с фактами. В качестве примера укажу на работу [1]. Говоря словами классика, «тут все есть, коли нет обмана: и черти и любовь, и страхи и цветы». Особенно поражают воображение параграфы «Возникновение чувств при отдыхе в лесу», «Национальное чванство», «Платонический влюбленный», «Возникновение объекта любви, кумира, властелина, идола, бога». Однако математическая модель в социальной науке считается адекватной, если полученные с ее помощью результаты совпадают с действительно зафиксированными фактами, а вот сопоставления своих построений с экспериментами автор как раз и избегает. В подобном ключе написана и работа [2], и многие, многие другие. В [3] приводятся некоторые «эмпирические данные», но они отнюдь не верифицируют математические конструкции автора. В любом случае, большинство отечественных математических моделей ровным счетом ничего не объясняет - они лишь описывают вполне обыденные социальные представления своих авторов с помощью математических терминов.

Дело отчасти в том, что в российской социальной науке практически отсутствует накопление фактов - их место занимают многоразличные «данные» вроде результатов «опросов общественного мнения». Значимых социологических фактов нет, поскольку для их конструирования требуется не только реализация некоторого набора экспериментальных процедур, но и релевантная теория: факты являются результатом социологического опыта, но социологический опыт, в свою очередь, зависит от социологической теории.

Цель социологической теории заключается в объяснении фиксированного множества явлений социальной действительности (в силу чего социологические концепции, которые объясняют все, не являются научными). При этом способность теории определить значения социологических величин, описывающих состояние предмета исследования — важный критерий правильности объяснения. Однако математика нужна социологу там и тогда, где и когда решение сформулированных теорией задач приводит к конструированию столь длинных цепочек логических умозаключений, что исследователь вряд ли бы смог осмысленно выбрать одну из всех возможных альтернатив, не обращаясь к символическим средствам, позволяющим формализовать и алгоритмизировать процессы данных логических выводов. Если такие задачи отсутствуют, то и математическое моделирование в социологии оказывается излишним украшательством.

В самом общем виде, действительное применение математики в социологии начинается лишь в том случае, если между смыслами социологической теории и математическими конструктами устанавливаются взаимно-однозначные соответствия. Однако существование самих по себе «смыслов социологической теории», до всяких соответствий, уже вызывает сомнения: «А был ли мальчик, может мальчика-то и не было?» Судите сами, какие собственно научные проблемы изучения, например, «модернизационного потенциала российского среднего класса» нельзя разрешить без обращения к математике, хотя бы сколько-нибудь выходящей за рамки «SPSS Instruction Manual»? Конечно, можно, по примеру многоуважаемого А.А. Давыдова, покривить душой и причислить «SPSS for Windows Documentation» к разряду ярких проявлений математического гения, но не равносилен ли такой самообман интеллектуальному самоубийству? Недаром же текст с зажигательным названием «Математические методы в социологии» [4] «приходит как лев, а уходит как ягненок»: начинается с краткого очерка теории динамических систем, эскизно живописует теории бифуркаций и катастроф, но заканчивается всего лишь… подробным изложением анализа таблиц сопряженности.

Математическое моделирование было безумно популярно в 1960-е. Медовым месяцем социологии и математического моделирования в нашей стране стали 1970-е годы. Но когда они отшумели, всем желающим стало ясно, где проходит черта, разделяющая значимые для социальной науки конструкции и бриколаж дилетантов. «Венец мудрых - богатство их, а глупость невежд глупость и есть». Ныне «математическая социология» не представляет интереса ни для серьезных математиков, ни для серьезных социологов. Это тихая гавань, где исследователи без амбиций могут свободно резвиться, не опасаясь нешуточной конкуренции ни со стороны признанных математиков, ни со стороны признанных социологов.

Говоря о «непостижимой эффективности математики в естественных науках», Е.Вигнер имел в виду prima facie «физику наших дней»: математическое описание некоторого процесса требует главным образом адекватной содержательной (т. е. не формально-математической) модели, а почти все такие модели разработаны именно в физике. Физики знают, как использовать математику, - они умеют формулировать задачи, находить методы решения, производить сложные выкладки и вычислительные эксперименты. Но что еще важнее — они хорошо представляют себе предмет своего исследования. Не то у нас в социальной науке… Пока социологи не смогут построить детальную социологическую модель предмета исследования, говорить о сколько-нибудь эффективном применении математики в социологии преждевременно.

Не потому ли в «математическом подмножестве» российских социологов преобладает просветительский пафос с упором на детальное изучение (и воспроизведение в масштабе 1:1) западного опыта? Такие социологи обычно ссылаются на пример А.С. Пушкина: лишь творчески освоив европейское литературное наследие et caetera, et cetera, он смог стать родоначальником русской словесности. При этом как-то забывается, что на Западе поэзия «нашего всего» ценится не высоко: копия всегда дешевле оригинала.

Современные российские социологи в подавляющем своем большинстве не умеют самостоятельно применять математику, если, конечно, не считать математикой то, что они называют «кнопками SPSS». Более того, сложившееся в отечественной социальной науке разделение труда не позволяет надеяться, что наши теоретики в ближайшем будущем создадут концепции, на основе которых можно будет разрабатывать сколько-нибудь эффективные математические модели социальных явлений. Видимо, социальная теория - слишком серьезная вещь для того, чтобы можно было доверять ее социологам. Сейчас ситуация такова, что каждый желающий сконструировать значимую математическую модель должен обладать еще и изрядной компетенцией в области социологической теории. Иначе он зря потратит время.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Милованов В.П. Неравновесные социально-экономические системы: синергетика и самоорганизация. М.: Эдиториал УРСС, 2001.
  2. Губанов Д.А., Новиков Д.А., Чхартишвили А.Г. Социальные сети: модели информационного влияния, управления и противоборства. М.: МЦНМО, 2010.
  3. Михайлов А.П. Моделирование системы «власть - общество». М.: ФИЗМАТЛИТ, 2006.
  4. Гуц А.К., Фролова Ю.В. Математические методы в социологии. М.: ЛКИ, 2007.

 

 Перейти в раздел «Дискуссия о социологии»

 

 

 


назад


полная версия страницы

©2009-2010. Российское общество социологов (http://www.ssa-rss.ru.ru)