Некоторые научные результаты Конгресса и выводы    

Программный комитет: некоторые научные результаты Конгресса и выводы. 

По мнению социологического сообщества этот Конгресс в Уфе прошел весьма успешно, как в организационном, так и в содержательном отношениях. Ведь более полутора тысяч участников из обеих столиц и практически из всех регионов, а так же представители из СНГ, Евросоюза и стран БРИКС вместе с президентской администрацией Башкортостана четыре дня обсуждали проблемы социологии в 82 организационных формах. Анализ распределения докладов по сессиям, секциям, круглым столам, показал, что в среднем на одну из объявленных тем по предложенной программе Конгресса приходилось до 25 дискутантов. Сейчас все выступления уже опубликованы на сайте РОС и доступны для широкого ознакомления. Конгресс завершился отчётно-выборной конференцией РОС, которая положительно оценила работу Правления, в том числе и по проведению Конгресса. Обобщенные оценки научных итогов его работы можно найти в статьях М.Ф. Черныша «О четвертом социологическом конгрессе» (в «Социологическом журнале» №4 2012 год) и Ж.Т. Тощенко «Новые тенденции в развитии российской социологии» (в книге «Новые идеи в социологии» М., Юнити, 2013), а также в других изданиях и в различных интернет-ресурсах.

При подготовке столь значительного форума Программный комитет руководствовался определенными научными задачами. Традиционная тема «Социология и общество» конкретизировалась предметом дискуссий: «Глобальные вызовы и региональное развитие». Предполагалось, что Конгресс будет работать по логике «вызов-ответ», по которой перечень глобальных локальных вызовов будет конкретизирован, а ответы сведены к конкретным формам участия регионов в решении проблем модернизации не только в технико-экономическом аспекте, но и в социально-политической сфере. Решая эту задачу, Конгресс показал довольно высокий научно-исследовательский потенциал отечественной социологии и в то же время высветил целый ряд слабостей, связанных прежде всего с фрагментацией самого социологического сообщества и заметной ангажированностью его отрядов отдельными властно-политическими и корпоративными структурами,

В центре внимания первого дня Конгресса были материалы мониторингового исследования проблем модернизационного развития регионов, проводившегося под руководством Н.И. Лапина (ИФ РАН). Оригинальным явилось уже то, что авторы выделили и обосновали несколько типов модернизаций, используемых в регионах, со своими трендами, ресурсами и стратегиями. Довольно убедительно показано, что эти модернизации не могут сводиться к технологическим инновациям и инвестиционным операциям. У каждого региона есть своя культура и свои традиции, свои социальные резервы для мобилизации населения. Вопрос был в том, как сделать это направление адекватным реальным общероссийским и локально-региональным проблемам? Эта тема затрагивалась во многих актуальных и довольно глубоких докладах, например: А.В. Андриенковой «Основные тренды в политических установках и политическом поведении России на фоне других европейских стран», Е.В. Андреановой: «Мотивация трудовой деятельности, как аспект модернизации социально-трудовых отношений», И.Я. Арбитайло «Модернизация как процесс гармоничных отношений между экономикой, обществом и природной средой», А.А. Балакина «Формирование региональных инновационных кластеров в сфере нанотехнологий: тенденции и перспективы», А.В. Дуки «Вариантность социологии элит», М.С. Ильченко «Система назначений губернаторов и стратегии региональных элит: особенность институционализации» и в целом ряде других. Но всем им .к сожалению, не хватало боле глубокого теоретико-методологического обобщения относительно самой способности существующего в стране социально-политического и экономического строя, снизу до верху пораженного коррупцией, к осуществлению действительно радикальных модернизационных программ. Не было ответа и на вопрос: не приведет ли попытка навязать регионам один-единственный «правильный» тип модернизации к дивергентному поведению регионов и к новым потрясениям на территории страны? А такая опасность вполне реальна, поскольку нет никаких гарантий, что предупреждения социологов о повышенном риске одностороннего внедрения технологических инноваций будут услышаны властвующими элитами в регионах и их патронами в Москве и за рубежом.

Конгресс показал, что отношения социологии и общества меняются и это обусловлено как логикой развития нашей науки, так и теми трансформациями, которые происходят в мире и в стране. Социологическая информация действительно становится важным аргументом в политической борьбе, в экономической конкуренции, в продвижение на рынок определенных продуктов и услуг, но в самом главном влияние социологии на общество не просматривается. Речь идёт о научной разработке стратегии нашего дальнейшего цивилизационного развития, о внятной и приемлемой для большинства россиян идеологии относительно цели модернизации «по-российски» на основе не высосанных из пальца стратегий, а обобщения репрезентативных материалов многолетних отечественных исследований. Это печальное обстоятельство объясняется, конечно, не только эгоизмом элитных структур, но и существенными изъянами в структуре самой отечественной социологии, в частности, разрывом между теоретическими трудами и эмпирическими исследованиями. Каждое из этих направлений существует само по себе: теории стремятся не отставать от лексикона и схем анализа социальной реальности в последних западных публикациях и упускают при этом что-то весьма существенное, происходящее в глубинах российской души, а эмпирические исследования чаще всего ограничиваются более или менее добросовестными комментариями полученных данных, не претендуя на их соотнесение с масштабными теоретическими построениями.

Не был в достаточной степени обсужден на Конгрессе и методолого-методический уровень наших исследований. Такие недостатки как эклектический характер используемых социологами подходов и парадигм, как нарушение принципа кумулятивности в постановке исследовательских проблем и в их проверке на соответствие достигнутым ранее эмпирическим результатам - так и не попали в сферу внимания участников Конгресса.

За предыдущие годы в общественной жизни нашей страны появилось много новых явлений, которые так или иначе были отмечены в докладах и выступлениях, но в итоге не было сделано должного акцента на значимость этих процессов для понимания ожидающих нас событий. Перечислим некоторые, в напутствие к подготовке РОСом следующего Конгресса: опасный рост ксенофобий и этнофобий, симптомы доминирования в массовом сознании потребительского сознания и поведения («макдональдизации»), быстрая модификация форм и методов радикальных протестных движений, архаизация социальной практики на фоне усложнения отношений граждан и государства, отчуждение от общественной жизни значительных слоев населения, утрата отдельными социальными группами этических и нравственных ориентиров, а так же явная неспособность политического класса во многих конкретных ситуациях действовать в перспективных интересах народа, в частности, устанавливать взаимовыгодные, партнёрские отношения между Центром и периферией, между социально-классовыми, социально-демографическими, этно-социальными и конфессиональными группами, регулировать позиционные политико-идеологические конфликты. В конце концов, в светском государстве кто-то авторитетный, помимо церкви или мечети, должен внятно отвечать и на вечные эсхатологические вопросы: кто мы, зачем живём, что оставим новым поколениям, куда вообще приведёт нас рок событий, если ими не управлять?

Конгресс, при всём при том, показал, что помимо радующей глаз активизации всех традиционных функций отечественной социологии (аналитической, прогностической, критической, прикладной), чему есть несомненные доказательства, наша молодая наука созрела уже до того, чтобы стать публичной социологией. Не всем, наверное, понравится трансформация «почтенной академической дисциплины» в очередное «очевидное-невероятное», но именно такой сигнал, возможно, и ждёт от науки об обществе в муках рождающееся у нас гражданское общество. Определённым испытанием для социологического сообщества является применение на практике нового Закона об НКО, затрагивающего основы гражданских и правовых отношений в нашей стране. Первым шагом к публичности могла бы стать социологическая экспертиза сложившейся конфликтной политико-правовой ситуации силами организаций, принимавших участие в проведении четвёртого Конгресса. Если не производители современного социально-гуманитарного знания, среди которого социология пока ещё занимает ведущие позиции, то кто ещё может помочь нашему гражданскому обществу стать на ноги в канун грядущих испытаний?


версия для печати

КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



Оставить комментарий
Читать комментарии [0]: