Самарское отделение
Руководитель: Готлиб Анна Семеновна
           , доктор социологических наук, профессор
Область научных интересов: качественная методология социологического исследования, экономическая социология, социология образования

Контактная информация:
Адрес:
Телефон:
E-mail:

Состав регионального отдeления

ОБ ОТДЕЛЕНИИ

Самарское региональное отделение РОС было создано в 1999 году и фактически явилось   наследником Куйбышевского филиала Поволжского отделения ССА, одного из самых мощных подразделений Советской Социологической Ассоциации, которое возглавлялось  профессором, доктором философских наук  Е. Ф. Молевичем (ученым секретарем отделения была Л. М. Полянцева).  

Сегодня Самарское отделение РОС включает в себя 52 человека, в числе которых  65,0% -  преподаватели социально- гуманитарных дисциплин; 12,0%  -  специалисты, занимающиеся социологическими и маркетинговыми исследованиями, и около 23,0% - аспиранты и студенты. Руководит отделением – профессор  Самарского государственного университета, доктор  социологических наук  А. С. Готлиб, ученый секретарь –  кандидат социологических наук, старший преподаватель Самарского госуниверситета А.М. Алмакаева.  Большой вклад в развитие социологии в Самарском регионе  вносит социологический факультет Самарского  государственного университета, руководимый профессором В. Я. Мачневым. Созданный в 1989 году одним из первых  в Поволжье  на базе известной в стране лаборатории социологических исследований  Куйбышевского политехнического института под руководством  Б. Г. Тукумцева,  факультет является в силу традиции своеобразным форпостом  исследовательской педагогики в терминологии П. Бурдье.

На факультете   освоена принципиально новая учебно-организационная форма, призванная формировать исследовательские навыки и умения студентов, их познавательный интерес в целом – так называемый Большой Социологический Практикум. В рамках этого практикума студенты, разделенные на исследовательские группы, проводят реальные (не учебные) социологические исследования. При  этом все этапы каждого  исследования подвергаются  рефлексии, публично обсуждаются в группе в целях поиска наиболее эффективных исследовательских решений.   

15-летие факультета (2004 год) было отмечено всероссийской научной конференцией «ХХI век: новые горизонты гуманитарных наук», собравшей в стенах Самарского госуниверситета представителей гуманитаристики  из многих вузов и исследовательских центров России.

Весомый вклад в развитие социологии в Самарском регионе вносит Самарский Институт сравнительных  исследований трудовых отношений (руководитель Карелина М. В.).  Магистральное направление деятельности Института - социологический анализ развития рынка труда и трудовых отношений, проблемы становления гражданского общества в России. Существенный вклад в развитие Самарской социологии  вносит и городская общественная организация социологов «Социологический Центр» (руководитель Левичева В. С.). Центр проводит маркетинговые исследования, осуществляет социологическое обеспечение избирательных кампаний, реализует исследовательские проекты, ориентированные на потребности Министерства  социальной защиты администрации Самарской области.

В Самаре    функционирует научно - исследовательский комитет РОС  «Социология труда», решение о создании которого было принято еще в 1985 году на проходившей в Самарской области первой Всероссийской научно- практической конференции  «Перестройка и социология труда». В октябре 2007 года этот научно- исследовательский комитет совместно с Самарским отделением РОС успешно  провел всероссийскую научную конференцию «Проблемы труда, трудовых отношений и качества жизни». В рамках конференции сформирован  новый состав руководящего органа  НИКа  под председательством  Ядова В.А, членами которого наряду с московскими, санкт-петербургскими, и социологами из других российских городов,  стали и  самарские социологи:  в качестве сопредседателя доц. Авдошина Н.В., в качестве ученого секретаря, координатора  - доц. Бочаров В.Ю.

Значительным достижением  НИКа «Социология труда» стал выход в 2006 году  под редакцией В.А. Ядова  и при поддержке РГНФ первого в российской социологии  издания: «Социология труда: теоретико-прикладной толковый словарь. СПб: Наука».   В написании текстов  статей, представленных в словаре, значительное участие приняли и самарские социологи:  доц. Авдошина Н.В., доц.  Васькина Ю.В.,  доц. Бочаров В.Ю., проф. Готлиб А.С., доц. Запорожец, О.Н.,  ст. преп. Крупец Я.Н.
Готлиб А.С.

Методологические сомнения. Пытаясь ответить на просьбу журнала рассказать о социологии  в Поволжье, перебираю старые официальные  и полуофициальные  бумаги с сочными черными буквами машинописного текста: Постановления Пленумов правления ССА, список людей и организаций, входивших в Поволжское отделение ССА, отчеты о деятельности нашей социологической лаборатории и многие другие.    Мучительно стою перед выбором:  какую  позицию избрать - независимого исследователя, нацепившего на себя одежды веберовской «свободы от ценностей» и пытающегося посмотреть на развитие социологии в  конкретном регионе «объективно», с высоты «царской ложи», как удачно выразилась  Н.Н.Козлова? Или напротив, попытаться посмотреть на эту пусть и недавнюю, но все же историю изнутри,  с позиции  ее участника,  в чью память «впечатана» эта  самая история?

Мысленно, по привычке педагога со стажем, перебираю плюсы и минусы того и другого подхода:  так называемый объективный подход  прельщает неприхотливостью, понятностью и «невыбиваемостью» из общего ряда таких повествований: институции, люди, темы исследований.  Но как вписать в такой текст смыслы, которыми я и мои коллеги наделяли события  своей профессиональной жизни, мотивы прихода в социологию и ожидания, связанные с этим, как передать духовную, интеллектуальную атмосферу, в которой работали, как «схватить» неформальные правила и нормы, стихийно складывающиеся и регулирующие и наше поведение, и наше мироощущение?
Решаю - работать в формате этнографического подхода, то есть пытаться совместить несовместимое: позицию участника  изучаемого процесса (включенное наблюдение длиною в жизнь) и  остраненного  (от слова «странный»)  наблюдателя, «чужака». Дополнительно в качестве методов сбора информации использую анализ документов и свободное интервью с самарскими социологами.

Как это начиналось. Социология в Самаре началась с создания в конце 1969 году   социологической лаборатории  на базе кафедры философии крупнейшего вуза города – Куйбышевского политехнического. Инициатором создания выступил куйбышевский областной комитет партии. Он же осуществлял патронаж над первыми исследованиями лаборатории, проводившимися под руководством Л.В. Князевой. Тематика их говорит сама за себя: «Состояние идеологической работы в первичных организациях» (изучались куйбышевский завод координатно-расточных станков и строящийся ВАЗ).

Сегодня может казаться странным, что именно партийные органы, реальная и самодостаточная власть советской России, твердо знавшая, по какому пути вести народные массы и потому принципиально не ориентированная на  мнение народа, тем не менее были и инициаторами первых лабораторий в стране и зачастую заказчиками первых социологических исследований.  На мой взгляд, убедителен Г. Батыгин: «социология удачно вписывалась в научную версию коммунистического строительства» в ситуации, когда технократическая идея научного управления обществом безгранично владела  умами властвующей партийной элиты.

Первым научным руководителем лаборатории стал Е.Ф. Молевич, молодой заведующий кафедрой философии, недавно приехавший из Свердловского университета, ученик М.Н. Руткевича.  Куйбышевский   политех знал  Евгения Фомича  как блестящего педагога, сумевшего за несколько лет преподавания  превратить  философию,  «чужестранку» в  техническом вузе,   из третьестепенного  предмета в один из  самых любимых студентами. Кроме того, политехнический  любил Молевича как удивительного ведущего дискуссионного клуба, собирающего на диспуты в битком набитом конференц-зале сотни студентов, умеющего создать атмосферу открытости и доверительности даже при обсуждении  «запретных» тем. Непререкаемый авторитет  Е.Ф. Молевича в  вузе и городе был прекрасной стартовой площадкой для первой в городе, первой в Поволжье  социологической лаборатории.

Подчеркну, что  с самого начала существования  лаборатория работала на хозрасчетных основаниях, сама зарабатывала себе на жизнь. С 1971 года бессменным ее руководителем вплоть до открытия социологического факультета становится Б.Г. Тукумцев,  еще одна легендарная личность  самарской социологии,  верный Санчо Пансо социологии труда во времена расцвета этой отрасли социологического знания  в 1970-80–е годы и во время относительного падения интереса к ней в трудные  90-е. Роль Тукумцева в  жизни лаборатории и всей самарской социологии огромна. Его энтузиазм, преданность социологии, организационный опыт, его способность убеждать и вдохновлять  в сочетании с блестящим тактическим умением сглаживать реальные или потенциальные конфликты (сказывался опыт бывшего партийного работника) много раз спасали лабораторию от закрытия, приносили новые договора, а значит,  давали возможность  жить в профессии ее сотрудникам.

Тогда, в начале 70-х, в лабораторию пришли, и по сей день активно работают в социологии, люди, не получившие базового социологического образования (его просто не было в стране), формально - непрофессионалы:    «инженерствующие гуманитарии» и «гуманитарствующие инженеры» И.Е. Столярова,  А.Ф. Боковенко, О.К. Самарцева, Л.М. Полянцева, автор этой статьи и многие другие. Что заставило их  (нас)  бросить свои профессии, если не любимые, то, по крайней мере, обеспечивающие спокойное и стабильное существование, каковы мотивы прихода в социологию?    Гуманитарии, преимущественно журналисты, приходили в социологию, неудовлетворенные  набиравшей силу цензурой: «в материалах оставались одни прилагательные, а сути уже не было» (из интервью с самарским социологом  И.Е. Столяровой). Атмосфера редакций с ее «кухонной», для узкого круга, правдой и гладкописью опубликованных материалов выталкивала некоторых из них, в том числе в социологию, где, казалось, легче дышать.

Внешней стимулирующей ситуацией прихода инженеров в социологию  была ориентированность социологических исследований, проводимых на хозрасчетных основаниях,   на изучение социальных проблем промышленных предприятий: предприятия имели деньги на научные исследования  и потому были их основными заказчиками. В массовом же сознании знание предприятия  ассоциировалось прежде всего с инженерными профессиями.

Еще одна причина уже внутреннего плана - неудовлетворенность  полученным инженерным образованием, невозможность реализовать свои гуманитарные наклонности в инженерной профессии: 1960-е годы (да и 70-е тоже) были временем победы «физиков» над «лириками», периодом  огромных конкурсов в технические вузы, на волне которых в них попадали  и  «разнообразные не те».

Свой непрофессионализм  начинающие социологи 70-х с лихвой компенсировали самообразованием: стало уже банальностью говорить, что это (второе) поколение социологов вышло из знаменитой  в отечественной социологии книги «Человек и его работа»,  ставшей для них (нас)  главным учебником по методике и технике социологического исследования. Но это действительно так. Еще одна базовая книга, которую начинающие социологи изучали, как верующие катехизис, - «Методика и техника статистической обработки первичной социологической информации», подготовленная Институтом философии АН СССР и опубликованная  в 1968 году. Знаменитая «сиреневая книга» открывала новый мир, доселе неизвестный: все эти перекрестные таблицы, коэффициенты корреляции, доверительные интервалы воспринимались как музыка.

У лаборатории  вплоть до конца 1970-х, до перехода  в полном  составе  вслед за Е.Ф. Молевичем в Самарский госуниверситет не было своего помещения. И обсуждение методического инструментария  проводящихся исследований, и  поиски  решения то и дело возникающих  организационных проблем, как и самообучение, проходило на чьих-то квартирах, более или  менее свободных в  данный момент (чаще была квартира Тукумцева).  Такая «келейная» жизнь порождала особую атмосферу  внутренней солидарности, доверия друг другу в странном сплаве с духом состязательности, острой  критикой  друг друга (резкие  споры возникали, как правило,   при разработке инструмента исследования). Вынужденная «келейность» создавала и особое  чувство  «посвященности»,  выручавшее в трудные моменты.

Самообразованию способствовал патронаж  группы питерских социологов во главе с В.А. Ядовым. Куйбышевским социологам «была предоставлена возможность использовать в работе  ленинградскую методологическую базу и приезжать в город на Неве для прохождения стажировок. Предприятия города Куйбышева стали контрольными объектами известного исследования «Человек и его работа-76»».

Питерские социологи  задавали не только высокую планку содержательного обсуждения проблемы, но и создавали  образцы научной коммуникации, «правила игры» в научном сообществе, что было не менее важно: «они преимущественно спорили, ругались, все они были молодые и отчаянные, и Ядов разрешал им быть отчаянными».

Социологическая  повседневность: 1970-80-е годы. Эти годы были для самарских социологов временем интенсивной и экстенсивной исследовательской работы преимущественно на предприятиях области, хотя  был и опыт работы далеко за пределами  Куйбышева (Волгодонск - завод «Атоммаш» и г. Нетешин – Хмельницкая АЭС). Основные темы исследований  были типичными для той эпохи: социальная эффективность бригадных форм организации труда (Б.Г. Тукумцев, Д.М. Завершинский, С.А. Ключников), анализ потенциальной и реальной текучести  рабочих кадров (О.К.Самарцева), адаптация молодых рабочих к условиям предприятия (автор этой статьи) и т.п.

Самым  ярким событием в их профессиональной жизни стала работа на ВАЗе. ВАЗ покорил социологов не только масштабами, «умной» организацией труда и производственного пространства, но прежде всего редкой востребованностью их труда со стороны руководителей завода. Б.Г. Тукумцев, руководитель всего комплекса исследований, проводившихся на ВАЗе, говорит об этом так:  «С таким масштабом социальных проблем и с такой готовностью управленцев завода решать их раньше не приходилось иметь дело. Все оконченные работы (а это были,  в основном, новые социальные технологии) без задержки использовались в практике управления».

Одна из самых интересных, практически уникальная – система профессионального продвижения рабочих ВАЗа. Основное назначение этой системы – упорядочить перемещение рабочих, занятых малоквалифицированным трудом (работа на конвейере), стремящихся всеми правдами-неправдами убежать с конвейера в надежде найти лучшее применение своим знаниям и умениям. Основная идея системы профессионального продвижения «вылепилась» из выводов исследования, проведенного на ВАЗе И.Е. Столяровой: возможность профессионального роста входит в мотивационное ядро факторов, влияющих на удовлетворенность работой. Система давала возможность рабочим (кто, конечно, хотел этого) перемещаться на более квалифицированное место работы, предварительно пройдя дополнительное обучение. Правда, для того чтобы это осуществилось, рабочие должны были 3 года отработать на конвейере. Для основных цехов были созданы карты рабочих мест, четко выделены оптимальные (с точки зрения имеющейся квалификации и переподготовки) траектории перемещения,  а также введена практика учета потребностей в продвижении. Опросы рабочих проводились систематически. Фактически профессиональное продвижение по-ВАЗовски было попыткой примирить противоположные интересы работодателей и рабочих: первые получали относительную стабильность на непрестижных рабочих местах, вторые – возможность повысить содержание своего труда и  соответственно его оплату.  Уникальность этого опыта  для самарских социологов трудно переоценить: результаты исследования, что называется,  внедрялись на глазах (большая заслуга в этом была и  социологической службы ВАЗа), система работала, принося реальную пользу людям.

Еще одна грань самарской социологии  в этот период – участие в известном советском феномене  под названием «Социальное планирование развития предприятий». ВАЗ, Куйбышевский судоремонтный, Новокуйбышевский нефтеперерабатывающий, металлургический завод им. Ленина, шоколадная фабрика «Россия» - лишь первые, выхваченные из памяти предприятия Куйбышевской области, где сотрудники  лаборатории занимались  анализом социальной ситуации, чтобы потом на его основе  разрабатывать планы социального развития. И дело не в повальной моде на социальное планирование в середине 1980-х, как считает А.И.Кравченко. Мода,  как известно, предполагает выбор, а  у советских предприятий  образца 70-80 годов такого выбора не было: разработка планов социального развития была предприятием обязательным.  Конечно, подготовка  таких планов была скорее делом техническим, нежели творческим, для которого накопленный социологами к тому времени научный потенциал был в значительной мере избыточным, лишним. Да и сами эти планы крайне редко воплощались в жизнь, оставаясь зачастую для руководителей красивой игрушкой-безделушкой.  И все же для молодых социологов такой опыт был не только вариантом зарабатывания денег, но и способом  погружения в «живую жизнь», в реальные проблемы   работающих  людей, возможностью  заглянуть за горизонты собственного опыта, личностно расти.

Если разработка планов социального развития стала для самарских социологов делом привычным, то участие в акции протеста было  скорее исключительным, но памятным  событием.  Осенью 1989г. под Чапаевском был разбит лагерь протеста – участники выступали против готовившегося пуска завода по ликвидации химического оружия, объекта 1212, как он назывался в бумагах военного ведомства. Это была первая в СССР официально разрешенная протестная акция. Больше месяца ее участники, включая женщин и детей, делали транспаранты, организовывали митинги протеста  в близлежащих городах и селах, готовили  листовки, которые потом через машинистов поездов дальнего следования, салютующих в знак солидарности и притормаживающих на соседнем переезде, распространялись по всей стране. По просьбе Совета профсоюзов  области и  Чапаевской  неформальной группы  «Инициатива», главного закоперщика этого действа,  самарские социологи Л.М. Полянцева, О.А. Мелешкина, В.Н. Рогачев, А.А. Флоров неделю  работали в лагере, живя с протестующими  бок о  бок.

Главная задача, как ее поставили одновременно и партийные органы,  и инициаторы акции, состояла в том, чтобы социологическими методами изучать отношение участников лагеря протеста к ситуации, их мнения об условиях разрешения конфликта, оценки куйбышевских и чапаевских властных структур. В этой ситуации социологи выступали  своеобразным информационным мостом между властью и протестующими, хотя сохранять нейтральную позицию исследователя, только производящего информацию,  им не всегда удавалось. Для социологов это был не только прекрасный профессиональный опыт: «Такого свободного интервью никогда в жизни у нас не было…, все говорили с удовольствием и часами» (из интервью с Л.М. Полянцевой), но и человеческий: опыт солидарности  с «простыми людьми», которых изучаешь; причастности к справедливому делу, значимому для многих; опыт коллективного действия,  которое, оказывается,  может «горы свернуть». По итогам акции было принято правительственное решение о  перепрофилировании завода в учебный центр по подготовке специалистов для работы на подобного рода предприятиях. В нем оговаривалось, что должны использоваться не настоящие отравляющие вещества, а имитационные материалы.

В эти годы самарская социология, как впрочем, и социология других городов Поволжья,  прирастала еще одним отрядом социологов – заводскими социологами. По распоряжению ряда министерств на предприятиях, преимущественно успешных и технически передовых, создавались социологические отделы. Явление  это было странное, если учесть отсутствие в стране профессионального социологического  образование,  да и социологическая литература практически не издавалась. Тем не менее,  пришедшие в эти службы люди (инженеры, экономисты) были очень преданны социологии, хотели учиться и с удовольствием это делали. Кроме того, заводские социологи, своеобразные «инородцы» в производственной среде, особенно в первые годы нуждались и в психологической поддержке коллег: многие руководители не могли определить им фронт работ, не знали, что с ними  вообще делать, усиливая и без того существовавшее у них чувство растерянности  и беспомощности.

С появлением так называемой заводской социологии  социологическая лаборатория, единственный в то время в Куйбышеве научный социологический центр, получила еще одно направление деятельности: обучение работников этих служб, их консультирование, или говоря современным языком, тьюторство. В Куйбышеве на базе Дома техники  в течение многих лет, начиная с  1973 года,  действовал постоянный семинар - «Школа заводского социолога», который не только вводил заводских социологов в круг проблем социологии труда, обучал их социологическим  процедурам, но и давал радость профессионального  общения.  Параллельно с преподаванием в этой Школе сотрудники лаборатории   участвовали  в обучении  партхозактива  Куйбышевской  области, говоря советским языком, которое регулярно проводил обком партии. Для самарских социологов участие в социологическом просвещении руководителей, как правило, очень заинтересованных и умных слушателей, имело особую значимость, воспринималось как своего рода миссия, служение социологической науке. Вместе с тем, это  преподавание  одновременно  и укрепляло их в своей профессиональной идентичности, правильности сделанного выбора.

В эти годы произошло еще одно важное событие в социологической жизни Поволжья: открытие в мае 1980 года Поволжского отделения Советской социологической ассоциации, председателем которой стал Е.Ф. Молевич, а секретарем – Л.М. Полянцева.  Открытие Поволжского отделения на базе Куйбышева не было делом случайным: здесь уже с 1974 года действовало Куйбышевское отделение ССА, действовал опорный пункт Института социологических исследований АН, сюда часто приезжали для чтения лекций московские и ленинградские социологи, словом, протекала интенсивная социологическая жизнь. С этого момента начинается процесс «собирания» земель поволжских на почве социологии: в Поволжское отделение, кроме Куйбышевского, входили филиал Татарской АССР,  а также Ульяновский, Пензенский, Саратовский, Волгоградский и Астраханский филиалы.

Вот как об этом рассказывает Л.М. Полянцева, еще одна легенда самарской социологии, на  чьей инициативе, энергии и преданности делу  во многом держалось Поволжское отделение ССА:   «Самое правильное, что у нас было организовано, это выездные заседания бюро в филиалах. Ежегодно мы выезжали в какой–нибудь филиал и брали с собой обязательно заводских социологов. И самое эффективное …мы общались и одновременно пропагандировали социологию в филиалах…Приезжая, мы читали лекции на всех уровнях… Допустим, профессора Молевич Е.Ф., Нугаев М.А. читали лекции в обкомах, на партхозактивах, сотрудники лаборатории – на уровне руководства предприятий, а заводские социологи общались с коллегами: консультировали, обменивались опытом. Вот это очень хорошая связка была». Это «пропагандирование» социологии, особенно значимое в тех филиалах, где о ней имели весьма туманные представления, вкупе с устанавливающимися профессиональными и человеческими связями,  давало свои  плоды: в Саратове, Пензе, Набережных Челнах, Волгограде стали регулярно проводиться социологические Чтения, социологи филиалов  охотно участвовали в Куйбышевских научных конференциях. Одна из них, всесоюзная конференция «Перестройка и социология труда», первая в стране конференция, посвященная проблемам социологии труда,  проводившаяся в 1989 г. в Тольятти,  была особенно интересной. В ней приняли участие ведущие социологи страны:  Н.И. Лапин, В.А. Ядов, Ж.Т. Тощенко, А.Г. Здравомыслов, А.И. Пригожин, А.Н. Зайцев, В.С. Дудченко. Впервые в истории куйбышевской социологии конференция происходила на спонсорские средства, что позволило организовать ее эффективно и в бытовом плане. Участники (около 200 человек) жили на берегу Волги в прекрасном пансионате.

«И подули  ветры перемен». Кардинальные преобразования российского общества конца 1980-начала 90-х сказались на социологии Поволжья не самым лучшим образом. С ликвидацией ССА  практически прервалась связь между филиалами Поволжского отделения, «умерла» заводская социология, первой приняв на себя удар вынужденных сокращений  (исключение - сохранившаяся социологическая служба ВАЗа), резко сократилось количество исследований, заказываемых предприятиями. Начиналась новая жизнь, социологам  необходимо было осваивать новые «правила игры».

Первое правило подсказывала жизнь: в стране зарождалось высшее социологическое образование. Оно (правило)  состояло в том, чтобы найти применение высокому научному потенциалу лаборатории, создав на базе Самарского государственного университета подготовку социологов. С тех пор, с 1989 г., с момента создания социологического факультета, преподавание социологических дисциплин  стало основным видом деятельности социологов. Тот факт, что у истоков создания факультета стояли исследователи, определило и его «непохожесть»,  особенности его облика: акцент на эмпирическом изучении социальных феноменов. Здесь   стремятся реализовать «исследовательскую педагогику» в терминах П. Бурдье, идеальный образец методологии преподавания в высшей школе, по его и нашему мнению. Исследовательская педагогика воплощается прежде всего  в Большом социологическом практикуме, дисциплине введенной в учебный план, чтобы преодолеть вынужденную разорванность исследовательского цикла в рамках традиционного практикума по методам исследования: под руководством педагога-Мастера студенты от начала до конца осуществляют эмпирическое исследование, приобретая, в соответствии с идеей Бурдье,  мастерство  из «рук в руки». Еще одну особенность факультета декан В.Я. Мачнев, много сделавший для  его развития, видит в том, что факультет «активно ищет своего  будущего студента: преподаватели выходят в школы, рассказывают о профессии, об университете. Да и Школа юного социолога – одна из первых и лучших  в университете. Может быть,  поэтому даже в ситуации начинающегося демографического спада ежегодный набор студентов приближается к 100».

Сегодня факультету более 15 лет. Здесь выпускаются студенты по 4 специализациям: «социология управления», «социология коммуникации», «социология политики», «социальная психология».  На  5 его кафедрах уже преподают лучшие выпускники факультета, кандидаты наук: Запорожец О.Н., Баева Е.С., Малаканова О.А., Фазульянова С.Н., Егорова С.В., Миронова Е.А., Васькина Ю.В., Бочаров В.Ю., Митрофанова С.Ю., Алмакаева А.М.,  Крупец Я.Н. Написаны учебники, получившие признание социологической общественности, изданы монографии.  В 2006 году выпущен первый  в отечественной социологии толковый словарь по социологии труда, проводятся летние школы, научные конференции. Так,  жарким летом 2000г. при поддержке Института «Открытое общество»  в Самаре  прошла не менее жаркая по накалу дискуссий Летняя школа, собравшая молодых преподавателей и аспирантов со всей страны: «Методологический потенциал качественной социологии  и способы ее реализации в социологических исследованиях» (руководитель автор этой статьи). В 2007 г. успешно прошла всероссийская научная конференция, - совместно с Институтом социологии РАН, НИК РОС по социологии труда и самарским отделением РОС: «Проблемы труда, трудовых отношений и качества жизни» (члены оргкомитета от Самарского госуниверситета Н.В. Авдошина, В.Ю. Бочаров),  поставившая в центр поиск новых методологических подходов к анализу труда и социально-трудовой сферы.

Второе правило игры в условиях кардинальных перемен в общественной жизни состояло в том, что надо активно искать заказчика. Им стала  администрация Самарской области. В целом, можно выделить ряд направлений исследований, где заказчиком  в разные годы выступал тот или иной департамент администрации: исследования развития предпринимательства (руководители в разные годы  Б.Г. Тукумцев, В.А. Кузнецов); анализ состояния  системы социальной защиты в области (руководители Б.Г. Тукумцев, В.С. Левичева); анализ адаптации высшей школы к современным условиям (руководитель автор статьи), городские исследования (руководители Е.С. Баева, О.Н. Запорожец). В течение многих лет осуществляются исследования в режиме мониторинга как специфической исследовательской стратегии: мониторинг социально-трудовой сферы промышленных предприятий области (руководитель Н.В. Авдошина), мониторинг сельского хозяйства области (руководитель А.Ф. Боковенко) и мониторинг социально-экономической адаптации населения области к меняющимся социальным условиям (руководитель автор этой статьи).

Сегодня, к счастью, нарушена вынужденная гомогенность социологического поля Самары: время перемен  и человеческая активность породили разнообразие социологических организаций. Выделяется Самарский институт сравнительных исследований трудовых отношений (руководители И.М.Козина и М.В. Карелина), чье магистральное направление деятельности -  социологический анализ рынка труда и трудовых отношений, проблемы становления гражданского общества в России. Интересен опыт Фонда социальных исследований  (руководитель В.Б. Звоновский), занимающегося исследованиями в области политики, маркетинговыми исследованиями. Свое лицо имеет городская общественная организация социологов «Социологический Центр» (руководитель В.С. Левичева), изучая преимущественно проблемы социальных групп, нуждающихся в социальной защите. Серьезно заявил о себе в последнее время социологический центр «Социальная механика» (руководитель М.В. Чураков), занимающийся маркетинговыми и политическими исследованиями,  разработкой и реализацией PR-проектов, тестированием их эффективности. Социологическая жизнь в регионе продолжается.
А.С.Готлиб

С Евгением Фомичем Молевичем я познакомился в 1970 году в процессе подготовки и сдачи кандидатского экзамена по философии.  Незадолго до этого он приехал в Г.Куйбышев  из Свердловска (Екатеринбурга). Там он работал на кафедре у М.Н.Руткевича, окончил аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию. В Куйбышев он был приглашен на должность заведующего кафедрой философии Политехнического института. Человек высокой эрудиции, блестящий лектор, он быстро завоевал к себе симпатии, как в студенческой среде, так и среди партийно-хозяйственного актива города. В своих лекциях он умело использовал факты современности, находил ответы на любые «каверзные» вопросы. Его критика недостатков в действиях органов власти, умело удерживаемая в рамках допустимого, положительно отмечалась на высоких политических этажах. Поэтому не случайно, когда встал вопрос о создании в городе  первого социологического подразделения, местом его «прописки» была определена кафедра философии Политехнического университета.

Евгений Фомич успешно справился с этой задачей.  Лаборатория была создана в 1969 году, и ему пришлось взять на себя научное руководство этим новым научным подразделением. Однако, это не совпадало с его интересами. Его не увлекала исследовательская деятельность,  особенно в сфере производства, о чем он откровенно говорил сам. Поэтому он  приложил немало  сил, чтобы найти себе преемника, который бы, будучи сотрудником кафедры и находясь в его подчинении, осуществлял научное руководство деятельностью лаборатории. Таким преемником с 1971 года  стал я,. Не вмешиваясь в ход исследований,  Е.Ф.Молевич не снимал с себя  кураторство нового научного коллектива и был своеобразной «крышей», оберегающей его деятельность. Такой «тандем» устраивал всех.

Но уже через год, совершенно неожиданно для работников лаборатории, Евгений Фомич покинул пост заведующего кафедрой. Затяжной конфликт с руководством института и партийной организацией, не имеющий, кстати, отношения к «социологическим опытам», завершился его увольнением. И лаборатория на долгих шесть лет осталась «один на один» со всеми проблемами начинающего научного подразделения. Она тут же ощутила на себе весь консервативный пыл общественных кафедр, которых не оставляли надежды ее закрыть и которые писали петиции во все инстанции.  Начинающим социологам пришлось выдержать несколько  комиссионных проверок, в том числе из Министерства высшего образования. В Куйбышеве для знакомства с работой лаборатории, по просьбе кого-то из министерских проверяющих, побывал в ту пору А.И.Пригожин из ИКСИ АН СССР. Лабораторию не закрыли. А на кафедру пришел новый заведующий Н.С.Нилов. Он познакомился с заключениями работавших в лаборатории комиссий и предпочел в ее дела  не вмешиваться. И страсти постепенно утихли. А социологи, продолжали свою работу, опираясь на поддержку ленинградцев и на свой более  или менее уже накопленный опыт.

Позже судьба вновь свела меня с Е.Ф.Молевичем. После ухода из Политехнического института он поступил на кафедру философии вновь созданного в г. Куйбышеве Государственного университета. Там он защитил докторскую диссертацию. Если не ошибаюсь, по проблемам диалектики природы. Это позволило ему через некоторое время занять место заведующего вновь образованной, в том же университете, кафедры научного коммунизма. И тогда он обратился к нам с предложением  «сменить прописку», перейти в университет и обосновать там лабораторию при его кафедре. Мы были рады такому приглашению. Мы помнили организационную поддержку, которую оказывал нам Евгений Фомич в первый год нашей работы, и воспользовались возможностью вновь  работать с ним. Наш «тандем» был восстановлен. Для нас было немаловажным и то, что ректором университета в то время стал тот самый бывший заведующий отделом науки Областного комитета партии Виктор Васильевич Рябов, который курировал создание социологической лаборатории в Политехническом. К концу 1979 года почти все сотрудники  лаборатории перешли на работу в университет. С этого момента центром социологической деятельности  в  области стал Куйбышевский, а после переименования города  -  Самарский государственный  университет. И мы, на радостях,  инициировали введение Е.Ф.Молевича в состав Правления Советской Социологической Ассоциации, действовавшего в те годы в Москве.

Там не преминули воспользоваться этим, и поручили Е.Ф.Молевичу создать на базе Самарского социологического центра Поволжское отделение ССА. с центром в Самаре. В это отделение должны были войти социологи шести регионов Средней Волги от Республики Татарстан до Астрахани. Сложность этого задания заключалась в том, что объединять в тот момент было некого.  Необходимо было еще  создать социологические сообщества в большей части этих областей. Евгений Фомич с большой группой сотрудников лаборатории побывал  в областных центрах пяти областей и в Татарстане, которые были  кандидатами на включение в состав Поволжского отделения ССА. В каждой из них проходила встреча с партийным руководством. На ней обсуждалось создание областной социологической ячейки ассоциации   и перспективы  ее совместных действий с Поволжским отделением. Затем проводились социологические чтения с участием всех местных социологов и преподавателей общественных кафедр, занимающихся социологическими исследованиями. Приехавшие из Самары научные сотрудники рассказывали о своей работе и делали доклады по результатам выполненных исследований.

Я постоянно участвовал в этих поездках и видел, с каким интересом и удовлетворением встречали наш приезд работающие в этих регионах заводские и вузовские социологи. Этого нельзя сказать о некоторых партийных руководителях. Секретарь Волгоградского обкома по идеологии, например, вообще отказался принимать делегацию ССА.. Пришлось сутки ждать, пока к нему не поступит соответствующее  распоряжение из ЦК.  Работа по созданию нового отделения ассоциации была предусмотрительно согласована Правлением ССА с партийным руководство страны. Вся эта организационная работа продолжалась около полу года и завершилась в мае 1980 года организационной конференцией Поволжского отделения ССА. Она прошла в Самаре. От имени Правления ССА участников конференции - делегатов из регионов приветствовал профессор А.Г.Здравомыслов. Председателем отделения был избран Е.Ф.Молевич, ученым секретарем - сотрудник нашей социологической лаборатории Л.М.Полянцева.

Поволжское отделение функционировало до роспуска ССА. Ежегодно оно проводило Поволжские социологические чтения с участием социологов всех областей-участников. Приглашались социологи этих областей и на все семинары, которые проводились в Лаборатории  Самарского университета, а также для участия в издаваемых научных сборниках.  Регулярное общение с новыми членами ассоциации убеждало в том, что участие в работе нового отделения открыло для них новые возможности.

В конце 80-х годов,  когда в стране началось создание системы социологического образования, мы серьезно задумались над возможностью  подготовки социологов в нашем Университете. В лаборатории к этому моменту работало уже три кандидата наук: И.Е.Столярова, А.С.Готлиб и Б.Г.Тукумцев..  И здесь организаторский талант Евгения Фомича проявился вновь.  Он добился того, чтобы ректорат Самарского университета обратился в Министерство высшего образования  с подготовленным нами предложением  организовать социологический факультет на базе социологической лаборатории и кафедры Научного коммунизма. И создание факультета было разрешено.   Основным аргументом в пользу его создания было наличие в Самарском университете  уже известного в стране социологического центра, располагавшего к тому времени квалифицированными научными сотрудниками. Евгений Фомич  возглавил кафедру «Социологии, политологии и управления». Он взял на себя чтение курса теоретической социологии. Этот курс он читает и  в настоящее время. В конце 90-х годов он опубликовал свои лекции в виде нескольких монографий. Позднее вышло еще ряд его учебных пособий. Среди его статей наиболее известна в среде социологов-«трудовиков» статья, опубликованная в «Социсе» в 2001 году: «Труд, как объект и предмет исследований общей социологии».  Присутствие в названии его кафедры дисциплины «Политология»  не в последнюю очередь связано с тем, что  Е.Ф.Молевич уже в течение многих лет занимается этим предметом, участвует в избирательных баталиях и читает студентам лекции по политологии.
Б.Г.Тукумцев
 
 

Евгений Фомич Молевич


Банковские реквизиты:
к списку

версия для печати

КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



Оставить комментарий
Читать комментарии [0]: